Декабристы на Северном Кавказе.

Восстание 14 декабря 1825 года на Сенатской площади – кульминационное событие и итог движения декабристов, важное звено в революционном процессе 19 века.

Декабристы были влиятельными и авторитетными среди своих современников. Русская культура для них была духовной и нравственной почвой.

Многие из декабристов окончили или учились в Московском и Петербургском университетах, Царскосельском лицее – лучших учебных заведениях того времени, где витал дух «вольномыслия».

После разгрома восстания, к следствию по делу декабристов было привлечено 579 человек. Это был невиданный для России политический процесс.

Из 121 декабриста, осужденных Верховным судом, 36 – были казнены, остальные приговорены к различным срокам каторжных работ и ссылке, разжалованы в солдаты. 120 человек наказаны без суда, по личному указанию Николая I, были заключены в крепости, разжалованы в солдаты, высланы, отданы под надзор полиции.

Позже император проявил «милость» и некоторым, отбывавшим каторгу или находившимся на поселении в Сибири, «повелел заменить холодную Сибирь на теплый Кавказ».

В то время Северный Кавказ не был обжит и освоен: свирепствовала лихорадка, Черноморию покрывали плавни и болота, она отличалась гнилым климатом. Продолжалась затянувшаяся Кавказская война. Служба в войсках Отдельного Кавказского корпуса, состоящего из Кавказской и Черноморской линий, была трудной, особенно в плохо обустроенных Черноморских береговых укреплениях.

В этой обстановке с 1826 года в войска корпуса стали прибывать ссыльные декабристы. Уже к 1827 году в войсках на Кавказе числилось более 2800 ссыльных солдат-декабристов. Что касается офицеров-декабристов, то некоторые сразу после суда были разжалованы и сосланы на Кавказ, других - из отправленных в «дальние гарнизоны», приказано было перевести рядовыми в полевые полки Кавказского корпуса. Позже, несколько декабристов по прошению родных к императору в знак «высочайшой милости», из сибирской ссылки и каторги были также отправлены сюда разжалованными солдатами. Николай I «повелел заменить холодную Сибирь на теплый Кавказ».

Декабристы, прибывшие в Отдельный Кавказский корпус под командованием генерала А.П. Ермолова, встретили здесь теплый прием со стороны близких им по духу «ермоловцев», так как такой пример подавал сам генерал. В последствии М.М. Пущин вспоминал, что когда по прибытии на Кавказ они с П.П. Коновицыным явились для представления Ермолову, то застали у него в кабинете своего старого товарища – полковника Н.Н. Раевского, который не стесняясь присутствия командира корпуса, бросился обнимать разжалованных в солдаты приятелей. «Тогда, - пишет Пущин, - и Ермолов, вставая, сказал: «Позвольте же и мне вас обнять и поздравить с благополучным возвращением из Сибири…». После этого он просил сесть, предложил чаю, распрашивал о пребывании в Сибири. Нетрудно представить, какое впечатление произвел этот прием на ссыльных декабристов.

Однако, служба для декабристов на Кавказе была очень опасной и сложной : кроме постоянных боевых столкновений с горцами,тяжелых природных условий и неустроенного быта, по требованию императора полковые командиры ежемесячно должны докладывать военному министру об их службе и поведении.

В 1827 году генерал Ермолов был отстранен от командования Отдельным Кавказским корпусом, но «ермоловский дух» поддерживался среди военных. Явное же улучшение службы декабристов наступило с назначением командующим корпуса генерал-лейтенанта А.А.Вельяминова (1831-1838 годы), который постоянно был внимательным, доброжелательным к декабристам, готовым оказать им помощь, хотя это было небезопасно для самого командующего.

Следует отметить, что декабристы, участвующие в боевых действиях на Кавказе, находились в двойственном положении: с одной стороны – исполнение воинских обязанностей и необходимость участия в борьбе с горцами, с другой – их личные гуманизм, свободолюбие и свободомыслие. «Признаюсь,- писал В.С. Норов,- я шел в бой за дело, которое мне было совершенно чуждо … Я был тем более далек от того, чтобы считать горцев своими врагами, я всегда восторгался их героическим сопротивлением».

Декабристы являлись выразителями не только прогрессивных политических воззрений, но и передовых военных идей своего времени. Они отличались высоким уровнем военно-теоретической подготовки и большим практическим опытом. В службе на Кавказе они проявляли военное искусство и демонстрировали в сложных горных условиях высокие образцы боевого мастерства. Среди солдат они показывали примеры отваги, смелости, готовности к взаимной выручке, что давало возможность им сблизиться с солдатской массой, найти путь к солдатскому сердцу. Офицеры-декабристы видели в солдате человека, гражданина, сына народа - это качество отличало их от большинства других командиров русской армии. « Кто видел солдат только на разводе, тот их не знает… Надо спать с ними на одной доске в карауле, лежать в морозную ночь в секрете, идти грудь с грудью на завал, на батарею, лежать под пулями в траншеях, под перевязкой в лазарете …, чтобы узнать добрый, смышленный народ наш …», - писал А. Бестужев-Марлинский, который знал этот народ не понаслышке. С 1829 года, переведенный рядовым на Кавказ, он участвовал в походах А.А. Вельяминова с Кубани к Геленджику, в 1834-1836годах служил в гарнизоне Геленджикской крепости. В разное время службой или пребыванием в Геленджикском укреплении связаны декабристы Н.А. Загорецкий, В.И. Игельстрем, Н.И. Лорер, С.И. Кривцов, М.А. Назимов, М.М. Нарышкин, В.С. Норов.

Об их жизни здесь не сохранилось подробных сведений. Поэтому ценными являются записи французского путешественника Фредерика Дюбуа де Монперэ, в 1833 году в течение двух недель прожившего в Геленджикском укреплении. В книге «Путешествие вокруг Кавказа», он рассказывает о своей встрече на Черномории с неким солдатом, которого ему направили для сопровождения и быть переводчиком. Путешественник с восторгом восхищается солдатом, его знанием французского языка, светскими манерами и другими качествами высокообразованного воспитанного человека. Этим рядовым оказался писатель-декабрист Сергей Иванович Кривцов, которому как и А. Бестужеву-Марлинскому не раз довелось бывать в походах с Кубани в Геленджик. Жизнь С. Кривцова была также полна тягот и невзгод. Самая высокая награда, которой он удостоился за одну из экспедиций, как сам писал, это «два фунта говядины, две чарки вина и два рубля ассигнациями». За преданность службе, смелость и отвагу только 15 ноября 1837 года Сергей Кривцов наконец получил чин офицера и стал служить преимущественно в Ставрополе.

Примерно в то время, когда Сергей Кривцов покидал Черноморию, сюда под усиленной охраной направлялись декабристы Н.И. Лорер, Черкасов, М.А. Назимов. В прошлом полковник, Николай Иванович Лорер, отлично знал военную службу, а общая судьба сблизила его с солдатами, особенно в походах по Черномории, в том числе в Геленджикское укрепление. Только через три года изнурительной солдатской службы Н.И. Лорера произвели в прапорщики.

Жизнь и служба практически всех декабристов на Кавказе была одинакова сложна и трагична. Разжалованные декабристы, принимая участие в боях с горцами, проявляя храбрость, смелость, выносливость не имели шансов на выслугу, так как их боевые отличия к наградам и повышению в звании фактически не рассматривались. Лишь 20 сентября 1835 года Военным министерством был издан приказ «О дозволении употребить в экспедиции противу горцев находящихся в Кавказском Отдельном корпусе лиц прикосновенных к возмущению 14-го декабря 1825 года». С этого момента у декабристов появилась надежда получить за боевые отличия низший офицерский чин прапорщика и спустя некоторое время, если проявит благоволение император, выйти в отставку и живым вернуться домой.

Декабристы своим здоровьем и кровью старались заслужить это право на возвращение, но жизненный путь многих так и закончилася на Кавказе. В боях с горцами здесь погибли: И.Бурцев, Б. Бодиске, А. Берстель, В.Лихарев, А. Войнилович, А. Миклашевский, А. Бестужев-Марлинский, многие умерли от ран и болезней.

Декабристы были «богатырями, кованными из чистой стали», сказал о них А.И. Герцен, что означало стальную верность патриотическому долгу, революционным идеалам. Знамением декабристов был гуманизм. В образе декабристов освободительные идеи соединялись с их высокими моральными качествами, они желали мирного присоединения Кавказа к России. Писатель-декабрист А.А. Бестужев - Марлинский, хорошо знавший жизнь и обычаи на Кавказе, написал: «Дайте Кавказу мир и не ищите земного рая на Ефрате. Он здесь». В этих словах Александра Александровича есть что-то символичное, предсказывающее и завещающее нам, будущим жителям этого благодатного края, чтобы мы берегли его историческое наследие и сохраняли эту неповторимую красоту природы.

( Использованы фондовые материалы музея;

Литература: Декабристы на Кавказе, М. 1986г

Декабристы – справочник, М. 1983г

Н.Веленгурин «Дорога к Лукоморью». Краснодар, 1976г.)

Н. Соловьева, заместитель директора музея по научной работе

Предыдущая запись
Писатель А.Бестужев-Марлинский в Геленджикском укреплении.

Штабс-капитан Бестужев Александр Александрович, служивший в лейб-гвардейском Драгунском полку, который стоял под Петергофом в Марли (отсюда литературный псевдоним «Марлинский»), был...

Подробнее
Следующая запись
Русское военное командование и укрепления Черноморской береговой линии.

Вскоре после высадки 4-х тысячного русского десанта под командованием генерал-майора Е.А. Берхмана в 1831 году в Геленджикской бухте и закладки...

Подробнее
Министерство культуры Российской Федерации
Министерство культуры Краснодарского края
Золотое кольцо Боспорского царства
Год театра в России
Сокровища геленджикского музея