Толстовцы в Геленджикском районе конец XIX начало XX веков

«В круге забвения» (толстовцы)

В этом году, 9 сентября, исполняется сто восемьдесят пять лет со дня рождения великого и всемирно известного писателя, мыслителя Льва Николаевича Толстого. Эта дата имеет к Геленджику непосредственное отношение, так как в 90-е годы XIX века наш курорт был местом духовных исканий людей, которые стремились к разумной, правильной и справедливой жизни путем личного самосовершенствования. Это было время духовного кризиса русской интеллигенции. Российское общество было неудовлетворено итогом прошедших реформ. Представители различных слоев общества о своем разочаровании заявляли по-разному: от роста популярности революционных идей до полной общественной апатии: «Одним хотелось революции, другим севрюжины с хреном, а третьим кого-нибудь ободрать» - эта фраза возникла в интеллигентских кругах России, в ней остроумно отмечены противоречивость и многослойность общественного сознания в пореформенный период.

Мыслители, философы, писатели становились властителями дум, отражая в своих произведениях все аспекты жизни России. Эта пора явила миру Л.Н.Толстого не только гениального писателя, но и мыслителя: «Он был великий правдолюбец. В необыкновенно правдивой русской литературе XIX века он был самым правдивым писателем», - говорил о нем русский философ Н.А.Бердяев. Л.Н.Толстой – мыслитель-идеалист, который верил в огромную силу слова, способную, по его мнению, направить человечество в «царство мира и любви». Учение, изложенное писателем в «Исповеди», «В чем моя вера», «Крейцерова соната» и других произведениях, породило философско-утопическое направление в общественной мысли и общественном движении России конца XIX-начала XX веков – толстовство. Основные идеи толстовства сводились к этике любви, непротивлению злу насилием, нравственному самосовершенствованию каждого отдельного человека, как средства преобразования общества. Считая всякую власть злом - Толстой отрицает государство, участие каждого члена общества в какой-либо политической деятельности, службу в государственных учреждениях.

Пытаясь найти выход из духовного кризиса, многие представители русской интеллигенции стали последователями учения Л.Н.Толстого.

Толстовцы организовывали производственные земледельческие общины, призывали к отказу от платежа налогов и несения военной службы. В конце XIX века колонии толстовцев (их еще называли «культурные скиты») возникли в Тверской, Симбирской, Харьковской губерниях, на Кавказе. Власти преследовали колонистов ссылали в Сибирь, Закавказье. Многие общины распадались. Толстовство нашло своих последователей в Западной Европе, Японии, Индии, Великобритании и Южной Америке.

Геленджик и его окрестности в это время тоже приютил немало толстовцев. У нас жили – Наживин И., Юшко А.В., Бровко Е., Лебрен В., Кисель П, братья Череватенко, Соловьевы, Синицкие, Ракович А.К., Шеерман Н.А., Антонов. К сожалению о некоторых из них информации очень мало, о других кроме фамилий вообще ничего неизвестно. По воспоминаниям жителей курорта, толстовские общины находились: в Бетте, на Лысых горах, Облего, на Михайловском Перевале. Толстовцы брали в аренду землю у государства, где-нибудь в отдаленных местах, строили домики, заводили домашних животных, выкорчевывали деревья, распахивали небольшие поля, сеяли пшеницу, рожь, просо. Разбивали фруктовые сады, сажали огороды, чтобы обеспечить себя всем необходимым. В этом они видели великий нравственный смысл «хлебного труда», путь к самосовершенствованию. Помимо этого обучали грамоте хуторян, оказывали по мере возможности медицинскую помощь. Смысл своей жизни толстовцы видели в служении другим.

I глава

Юшко Авраам Васильевич 1867-1918 гг.

Был ярким представителем русской интеллигенции конца XIX- начала XX веков, прогрессивно мыслящим человеком, который видел свое призвание в служении народу. Родился в станице Елизаветинской, в семье казачьего урядника Юшко Василия Ефимовича и домохозяйки Марии Лукиной, 1 ноября 1867 года. Обладая пытливым умом, он рано стал задумываться о справедливости, о неравноправии между людьми. Его волновали идеи свободы, равенства, братства. Учась в Кубанской Войсковой гимназии, стал интересоваться запрещенной литературой: произведениями Л.Н.Толстого, Н.Г.Чернышевского. В шестом классе при обыске, директором гимназии, комнаты юного Авраама был найден роман Н.Г.Чернышевского «Что делать»? В седьмом классе его исключили из гимназии за участие в кружке, куда входили гимназисты старших классов, интересовавшиеся идеями толстовства и народничества (впоследствии гимназию закрыли, как средоточие вольнодумства).

После исключения из гимназии Юшко пытался продолжить образование в Рижском политехническом училище, но, за неимением средств, учебу пришлось бросить. Затем экстерном сдав экзамены за среднее образование и вступительные, поступил в Дерптский (г. Тарту) ветеринарный институт, затем перевелся в Харьковский и в 1894 году окончил его с дипломом ветеринарного врача.

Вместе с женой, Евдокией Арефьевной Юшко (выпускница Екатеринодарской гимназии, педагог, в 1918-1924 годах организовала детскую колонию в Геленджике), детьми приехал в Геленджик. Купил у поселянина Е.Бровко дом с огородом и садом (современная улица Первомайская, 28), устроился на цементный завод ветеринарным врачом. В Геленджике Юшко бывал еще студентом. Чтобы на практике воплотить идеи толстовства, на Лысых горах, устроил толстовскую общину, в которую вошли жители деревни: П.К.Кисель, Е.А.Бровко, С.Е.Кошман, А.К.Ракович. Наладили печатание запрещенных произведений Л.Н.Толстого, Деймонда «Война». При очередном обыске печатная машинка, гектограф были отобраны полицией.

Одной из главных черт характера А.В.Юшко было обостренное чувство справедливости, его волновала судьба народа, свое призвание видел в служении нуждам народа. Оттого и жизнь сложилась довольно бурно. Постоянно размышляя о нравственной, правильной жизни Юшко написал Л.Н.Толстому о своем понимании смысла жизни, о том, что думающий человек-христианин не может не испытывать постоянную скорбь за других. Толстой ответил: «Дорогой, Авраам Васильевич. Очень, очень вам благодарен за письмо. Я очень часто думал о вас и болел за вас, так как последние известия были нехорошие, как-будто вас разогнали. Слава богу, что вы держитесь…».

В 1896 году Юшко отказался присягать взошедшему на престол Николаю II, начались репрессии: власти запретили аренду казенной земли на Лысых горах (общину разогнали) так же запретили: «…входить в соприкосновение с населением деревни Геленджика и хуторов, оказывать медицинскую помощь, учить детей хуторян грамоте как лицу неблагонадежному - не присягал, детей не крестил, в церковь не ходит»… - так было записано в полицейском донесении.

Уволили с работы, пришлось уехать из Геленджика в Майкоп, но как лицо неблагонадежное не мог найти работу. Пришлось вернуться в Геленджик. Несмотря на скитания А.В.Юшко вел с Толстым активную переписку. Он писал о своей жизни и работе в общине, его волновали нравственные проблемы: духовной жизни и сельскохозяйственного труда, как основы правильной жизни в обществе. «…Знаю, что жизнь ваша не такова какою бы вы ее желали. Я думаю, что это судьба всех людей, ищущих познания истины и осуществления ее… Я думаю, что только человек, живущий внешнею жизнью может устроить хорошо свою внешнюю жизнь, именно свою, потому что человек живущий внутренней жизнью, устраивая свою внутреннюю духовную жизнь, устраивает вместе с тем и жизнь других людей, но не свою внешнюю жизнь. Ваши мысли, разумеется, вполне для меня верны… Братски целую вас, привет вашей семье, которую люблю, лично не зная ее». Л.Толстой 28.01.1901.

Возвратившись в Геленджик Юшко вновь организовал толстовскую общину на Михайловском перевале. В этом, 1904 году, началась русско-японская война. Авраам Васильевич пишет воззвание к российскому обществу: «Требуйте прекращения войны…», которое призывало не принимать участие в войне. Это воззвание было подписано жителями Геленджика, Михайловского Перевала, Криницы, Новороссийска, Екатеринодара. Юшко отослал воззвание Л.Н.Толстому, сопроводив его письмом: «Страшное преступление, совершающееся сейчас на Дальнем Востоке, побудило нас и криничан и некоторых из наших новороссийских и екатеринодарских друзей обратиться к обществу с воззванием, заявить открыто правительству, что ни мы, ни наши сыновья и братья, души и тела которых убивают на Востоке, не хотим войны. …Требуем… остановки этой бойни… А Вас просим не отказать дать им дальнейшее направление.» Л.Н.Толстой, когда началась русско-японская война написал статью «Одумайтесь», поэтому ответил: «…Дорогой, Абрам (Авраам) Васильевич, простите, что долго не отвечал на ваше письмо. Был… занят, а главное то, что не мог дать желаемого вами ответа… Не согласен же я подписывать воззвание, потому что я свое воззвание написал и больше ничего сказать не могу… Но думаю, что распространение такого воззвания полезно. Простите, если вы недовольны моим отношением к этому делу. Надеюсь, что это не повлияет на ту любовь и уважением которые соединяют нас 20.11.1904 г. Л.Толстой». Воззвание было отпечатано в 10 тысяч экземпляров и распространено по Черноморской губернии.

В связи с революционными событиями 1905 года, в Москве был основан Всероссийский Крестьянский Союз – единственная в истории России попытка организации самостоятельной массовой крестьянской партии, активным членом которого был А.В.Юшко. Вновь неблагонадежность Авраама Васильевича дала возможность властям учинить обыск в общине (Михайловский Перевал), арестовать, а затем выслать его в Саратовскую губернию, Балашовский уезд, село Ольховку. В селе, по соседству крестьяне вырубили помещичий лес. Был вызван карательный отряд, к которому Юшко обратился с призывом не проливать братскую кровь, он так же усугубил свою участь тем, что отказал в медицинской помощи солдатам отряда, после столкновения с крестьянами. Его арестовали, привезли в Москву, судили и посадили в тюрьму в Царицине, затем в Саратове, где он заболел туберкулезом. Л.Н.Толстой проявлял большое участие в судьбе Юшко и его семьи. В связи с арестом он писал Московскому градоначальнику: «Неужели же в Москве не будет раскрыта несчастная ошибка балашовских властей в оценке поступков этого человека, так много служившего людям своим знанием и трудом, столь отзывчивого к чужим страданиям и столь чуждого революционной жестокости. Л.Толстой».

В письме к А.А.Столыпину, брату П.А.Столыпина – министра внутренних дел; Толстой писал: «…Человек этот был очень близким мне по взглядам, по вере человеком, но живя в Саратове, он кажется, увлекся крестьянским союзом и навлек на себя преследование властей. Не только не думаю, но вполне уверен, что он не может быть опасен… Очень, очень буду вам благодарен если сделаете, что можете… Л.Толстой, 23 июля 1907 г.

Через некоторое время его освободили, Юшко вернулся в Геленджик, как член Крестьянского Союза вновь развернул активную деятельность: в общине «Криница» состоялась конференция членов Черноморского комитета Всероссийского Крестьянского Союза, участником которой был Авраам Васильевич, его опять пытались арестовать, но он выехал в Москву, как представитель Крестьянского Союза от Екатеринодара, на съезд членов Всероссийского Крестьянского Союза. Его арестовали, посадили в тюрьму на Таганке на три с половиной месяца, затем выслали до суда в Геленджик, без права въезда в столичные города. Вновь судили и выслали в Вологду на два года, но и там А.В.Юшко продолжал свою деятельность, отстаивая права крестьян, как член Крестьянского Союза. Далее опять состоялся суд по Саратовскому делу, он был приговорен к заключению в Петропавловскую крепость на один год. И наконец, в январе 1912 года его освободили. Этот период его жизни ознаменовался тем, что после революции 1905 года взгляды Авраама Васильевича несколько изменились, он написал Л.Н.Толстому о расхождении их взглядов на революцию, об участии в ней и политической борьбе за народные права. Он писал, что много думал об этом, но взглядов своих не изменил и в то же время благодарен Л.Н.Толстому за все, что получил от него. Писатель ответил только через два года: «Получил ваше письмо, милый Юшко! И очень рад был узнать и про ваше материальное и, главное, духовное состояние. Очень радуюсь ненарушенной близости с вами. Любящий вас Л.Толстой». Это было последнее письмо Толстого к Юшко. Переписка продолжалась 10 лет.

Во все времена своей неспокойной жизни, семья для Авраама Васильевича всегда занимала особое место. У него было восемь детей: четыре сына: три собственных и один приемный и четыре дочери, поэтому проблемы воспитания занимали чету Юшко. Супруги считали, что учителями своих детей должны быть родители, естественно Авраам Васильевич писал об этом Толстому еще в 1901 году, Толстой ответил: «…задача руководителя в том, чтобы воспитанием приохотить детей к тем предметам (неразборчиво) и это всегда можно. Братски целую вас Л.Толстой». Супруги Юшко помимо своих детей обучали грамоте и другим наукам детей хуторян. А.В.Юшко так же писал статьи в периодические толстовские издания (например, «Письма Московского Вегетарианского общества), в издательстве «Посредник» был напечатан его рассказ «Божья Земля. Тха-ч-угу-чук». В этом рассказе он пишет о величественной красоте нашего района, о приемственности разных поколений и народов.

В 1917 году после февральской революции его избирают в Учредительное собрание и Советы крестьянских и казацких депутатов от партии социал-революционеров в Екатеринодаре. Он является членом Кубанского исполнительного комитета областного союза крестьянско-казачьих депутатов Кубанской области, как представитель Комитета присутствует на первом областном съезде Советов крестьянско-казачьих депутатов, где выступает с докладом: «Развитие земельных отношений в Кубанской области и земельная программа казачьей партии с точки зрения партии Социал-революционеров». Казалось, наконец, стали осуществляться его мечты о народном благе, о земле и воле…

В 1918 году началась гражданская война сыновья А.В.Юшко: Роман и Василий оказались в Добровольческой армии. 11 марта 1918 года Авраам Васильевич и его сын Роман были зверски убиты на вокзале Владикавказской железной дороги в г.Екатеринодаре, в результате самосуда народной толпы. О том, что случилось Евдокия Арефьевна Юшко написала в Москву сестрам. Это письмо более 70 лет прятали от своих и чужих: «…У нас совершился такой ужас… Рому (Авраама Васильевича), Ромика и Васю убили. Ромик был ранен в ногу, и Рома хотел его увести из отряда и Васю тоже. (Мы все, и мальчики, давно тяготились этой братоубийственной бойней – мальчиков взяли насильно. Вася еще не выписался из лазарета, а у Ромика была цинга, но их все-таки забрали) и ехать с ними на свой кусочек земли, что на Молокановой щели (Геленджикский район). Так он и сделал, но не мог ехать прямо из города – Вася не мог вырваться из отряда – поэтому папа с Ромиком сначала поехали в отряд, чтобы потом с Васей уехать оттуда… Они поехали горами и доехали уже до Старошабановского перевала – это в 30 верстах от Михайловского, там на них напал большевистский отряд и обстрелял – Вася и другие остались на месте убитыми, а папу, Ромика… взяли под арест и потащили – что они терпели все время, один Бог только поймет – если он мог допустить такое отношение к людям, всю жизнь посвятившим на служение людям. Ромик был еще несколько раз ранен, папу били прикладами… В каждой станице они проходили через самосуд разъяренной толпы… их привезли на вокзал, а здесь какая-то жестокая… рота вместо доставки их в штаб оттащили за вокзал и убили, и убили так зверски, что не могу представить, что были в руках людей, а не разъяренных зверей. На другой день нам с сожалением говорили, что «вышло печальное недоразумение». …Похоронили их в одной могиле – папу и Ромика, а Васю не могу найти. Я ездила, проходила две недели и ничего. Там люди обещали похоронить Васю и заметить могилу, но не знаю – должно быть, бояться еще указать ее… Все целуем вас всех Дуня».

Память о А.В.Юшко в Геленджике была увековечена в название улицы: Юшковская, но в 30-х годах прошлого века ее, к сожалению, переименовали в Колхозную. В географическом названии Юшкова щель, правый приток реки Тхаб в ее среднем течении, в которую впадает в районе водопада «Высокий». Исток – подножье юго-восточных отрогов горы Казачья, обозначенных на старых картах как Юшкина поляна. Названия самой щели нет ни на современных, ни на более старых картах. Оно, вероятно, относится к категории так называемой «народной топонимики».

Алексей Ксенофонтович Ракович

Российские интеллигенты конца XIX-начала XX веков это особая категория людей, которые считали, что свою жизнь они должны посвятить на благо другим. Таким был и А.К. Ракович. Родился он 30 сентября 1871 года на Кубани в дворянской семье. После гимназии, учился в реальном училище, но не закончил. Затем поступил в Екатеринодарскую военно-фельдшерскую школу, в 1890 году закончил ее с дипломом медицинского фельдшера. С юности его интересовали «проклятые» вопросы о смысле жизни. В начале 1900 годов приехал на постоянное местожительство «Михайловский Перевал». В Геленджике познакомился с А.В. Юшко. Вместе организовали толстовскую общину, потому что идея Толстого о всеобщей любви как единственном средстве уничтожения социального зла была очень близка Алексею Ксенофонтовичу. Община просуществовала десять лет. Много было трудностей, но усилия толстовцев не пропали даром, т.к. способствовали популяризации идеи коммунитарного движения. Хотя он считал себя толстовцем, но не все идеи Л.Н.Толстого воспринимал: например, участие в политической борьбе, хотя и мирного его течения. Летом, 1905 года им была создана организация в Геленджике, которая ставила своей целью: улучшение жизни близлежащего крестьянского населения. Затем становится членом Всероссийского Крестьянского союза и руководителем местного отделения Союза: Черноморского Комитета Всероссийского Крестьянского союза, который ставил своей целью: улучшение жизни крестьян, пропаганду идей конституционной монархии, созыв Учредительного собрания.

15 октября 1905 года на съезде представителей сельских комитетов, который состоялся в Кринице (присутствовали, помимо крестьян из Геленджика и района, 30 крестьян Новороссийского и Туапсинского округов), прошли выборы делегата на съезд Всероссийского Крестьянского союза. Он должен был состоятся в ноябре в Москве. Был выбран Ракович. Далее на криничанском съезде для объединения деятельности местных комитетов было избрано бюро в качестве органа губернского управления. В состав бюро так же вошел Ракович и фактически стал руководителем Черноморского Комитета. В его обязанности входило поддерживать связь с центральными органами Союза и правительственными учреждениями, созывать местные съезды, распоряжаться денежными средствами Черноморского Комитета.

Вместе с другими членами Союза выступая на публичных митингах и собраниях в Геленджике знакомил с задачами Черноморского Комитета, призывал вступать в ряды Крестьянского союза, к отказу от уплаты налогов не отдавать крестьянских сыновей в солдаты, к неповиновению властям, смещению должностных лиц с постов экспроприации земли у частных владельцев. В декабре 1905 года на очередном съезде местных комитетов Черноморской губернии был вновь избран в состав бюро. На данный период приходится деятельность Раковича, как участника «Новороссийской республики», под этим названием в историю революции 1905 года вошла деятельность Совета рабочих и крестьянских депутатов Новороссийска, являвшегося с 12 по 25 декабря 1905 года фактической властью в городе. 13 декабря по призыву Черноморского комитета РСДРП и Черноморского Комитета Крестьянского союза состоялись выборы в Совет рабочих депутатов г. Новороссийска, от Крестьянского Союза в Совет депутатов был избран Ракович А.К.

11 февраля 1906 года был арестован по делу Крестьянского Союза «Новороссийской республики» отправлен в Новороссийскую тюрьму. В начале мая 1906 года был выпущен под залог две тысячи рублей и торжественно встречен товарищами по борьбе (в районе заправки по ул. Луначарского - Туристическая). 15 июля его опять арестовали за участие в митинге, который 11-12 июля проходил в Геленджике и до суда 24 июля был выслан по этапу в Архангельскую губернию. Тяжелые условия ссылки подорвали его здоровье, возвратившись, он вновь был подвергнут трехмесячному тюремному заключению за въезд в Новороссийск без разрешения (В этот период в Кубанской области и Черноморской губернии было объявлено военное положение). Не дожив до суда Ракович умер 5 апреля 1908, года ему было 36 лет.

В журнале «Самопомощь» № 4, за 1908 был напечатан некролог: «…вся его жизнь сознательного периода – это было сплошное горение. Горение моральное согревающее, освещающее и заражающее других. И чем сильнее в нем разгорался огонь сострадания к ближнему, проявляющегося в активном приложении своих знаний и труда на пользу ближнего, постольку он сгорал физически»…

Петр Кузьмич Кисель

Один из первопоселенцев Геленджика. Родился в 1868 году в селении Игнатова Черниговской губернии в казачьей семье. Грамоте обучился самостоятельно. Первоначально жил в Прасковеевке, затем построил дом в Геленджике (на углу ул. Комсомольской, 32 и Тельмана, 112. По словам жены сына П. Киселя Марии Михайловны этот дом часто посещал С.И. Васюков. И один раз был В.Г. Короленко. Занимался извозом. Писатель С.И. Васюков в своей книге «Типы и характеры (СПб.,1908), писал о нем в рассказе «Петр Кисель»: …Передо мной стоял высокий, худой, но сильный человек, лет тридцати пяти с кнутом в руке, в белой осетинской шляпе, в ситцевой рубахе… В его серых глазах светился ум и добродушное лукавство. Он с любопытством посматривал на меня». Это был очень любознательный и умный человек. Познакомившись с Ефимом Бровко и А.В. Юшко он заинтересовался идеями Л.Н. Толстого о братской мирной жизни и взаимной помощи друг другу. Становится членом толстовской общины. Во время революции 1905 года вступает во Всероссийский Крестьянский Союз, а так же является одним из организаторов местного отделения: Черноморского Комитета Союза. Является активным членом Черноморского Комитета. Вместе с А.В. Юшко, Е. Бровко подписался под воззванием «Требуйте прекращения войны (русско-японская война), распространял воззвание, за что оказался под надзором полиции. В марте 1906 года, был арестован за участие в Крестьянском Союзе, т.к. принимал участие в 3-ем съезде представителей сельских организаций Черноморского комитета Крестьянского Союза. К этому времени Черноморский комитет представлял собой мощную организацию с отделениями в 19 населенных пунктах Черноморской губернии: Геленджике, Архипо-Осиповке, Пшае, Бете, Кринице, Прасковеевке, Михайловском Перевале, Береговом, Жане, Марьиной Роще, Кабардинке, Лысых горах, Небуге, Ольгинском и т.д. На съезде выбирался делегат на очередной московский съезд. Проводилась усиленная агитация среди населения о вступлении в Крестьянский Союз. Но результаты 3-го криничанского съезда были не установлены, т.к. обвиняемые на следствие стремились скрыть результаты своей пропагандистской работы.

Состоялся суд, к уголовной ответственности были привлечены более 20 человек, членов Крестьянского (в их числе и П. Кисель), но решением Новочеркасской Судебной палатой от 22 декабря 1906 года Кисель был оправдан. В фондах музея хранятся материалы и фотографии Анастаса Петровича Киселя, переданная его сыном Александром Анастасовичем Киселем. Сведениями о дальнейшей жизни П. Киселя музей не располагает. Известно, что сын Анастас Петрович Кисель жил и работал в 30-40-е годы в учителем труда в школах № 1 Геленджика. О нем писала Г.Н. Клименко – старейший работник культуры Геленджика в статье «Учитель» («Прибой», 1999 № 52-53).

Ефим Андреевич Бровко

Активный деятель Черноморского комитета Всероссийского Крестьянского Союза. Родился в 1872 году в Черниговской губернии в крестьянской семье. Учился в церковно-приходской школе селения. Учился в церковно-приходской школе селения Геленджик. Когда А.В. Юшко организовал толстовскую общину в Лысых горах, то Ефим Андреевич стал членом этой общины. Он был достаточно образованным и мыслящим человеком, который задумывался о смысле своей жизни, о том, чтобы сделать ее лучше для себя и других. Идеи толстовства заинтересовали его. Жить и трудиться на земле, заниматься самосовершенствованием, что может быть лучше. Но революционные события 1905 года несколько изменили его мировоззрение. Был образован Черноморский комитет Всероссийского Крестьянского Союза в Геленджике (летом, 1905 г.). Одним из первых, в его состав вошел Е.А. Бровко. Деятельность геленджикского отделения выражалась в тайных собраниях, на которых обсуждались вопросы наделения крестьян землей и улучшения их экономического и правового положения. В середине июня, 1905 года Бровко получил приглашение, из Москвы, для участия в работе Учредительного съезда Всероссийского Крестьянского Союза. Возвратясь, он со своими единомышленниками стал знакомить население Геленджика и района с задачами Крестьянского Союза: раздавали протоколы съезда, пропагандировали идеи Союза, организовывали в селениях Пшада, Архипо-Осиповка, Береговое, Бетта, Прасковеевка, Михайловский перевал, Криница отделения Черноморского комитета Крестьянского союза. Е.А.Бровко был участником съезда сельских комитетов Крестьянского Союза Черноморской губернии. На съезде обсуждались вопросы организации и объединения местных комитетов, а так же выборы делегата на предстоящий всероссийский съезд Крестьянского союза. За свою активную политическую деятельность в Крестьянском союзе его арестовали в марте 1906 года и привлекли к уголовной ответственности. Через два года состоялось закрытое судебное заседание в Новороссийске и Новочеркасская Судебная Палата (орган по рассмотрению гражданских и уголовных дел, введена судебной реформой 1864 года) признала его виновным в антиправительственной деятельности, определив наказание: заключение в Петропавловскую крепость на полтора года. После освобождения в октябре 1903 года он вернулся в Геленджик. Как сложилась его жизнь до 1918 года, музей сведениями не располагает.

В «Записках о революции 1918 года писатель Наживин И. описывает эпизод из жизни Е. Бровко: «Как-то вечером «зеленые ворвались в его хату…», крепко выпороли его жену шомполами и, взяв что-то тысяч тридцать ушли – самого его не было дома. Теперь оппозиционный дух покинул Бровко…, забыв о непротивлении злу насилием, готов – как он сам мне признался – взяться за винтовку…». Дальнейшая судьба геленджичанина Бровко нам не известна, единственно, что нам удалось выяснить: он был убит «зелеными»…

Барон К.К. Рауш-фон-Траубенберг – геленджичанин, член «Общества по благоустройству курорта Геленджик» сказал о нем: …Как Бровко, так и многим лицам, одинаковых с ним взглядов, мирное население Геленджика обязано спокойствием и порядком в тяжелые времена (минувшего года), потому что люди относились с крайним осуждением по всяким средствам изменить что-либо в общественной жизни, заключающим какое-либо насилие над жизнью, имуществом и даже убеждением кого бы то ни было, не допуская мысли, что высокая цель торжества христианской любви может быть оправдана какими-либо средствами, противными духу христианского учения».

Кошман Степан Евстафьевич и Кошман Филипп Евстафьевич – толстовцы. Степан Евстафьевич родился в 1872 году, Филипп Евстафьевич в 1864 году в крестьянской семье Херсонской губернии. Самостоятельно выучились грамоте. Познакомившись с А.В.Юшко, Степан Евстафьевич вошел в толстовскую общину на Лысых горах, Филипп Евстафьевич занимался земледелием самостоятельно. Принимали участие в организации местного отделения Крестьянского Союза. Вели активную работу по пропаганде идей этого союза: раздавали протоколы съезда, организовывали местные отделения. В Геленджике был книжный магазин «Опыт», владельцем его был доктор Росляков, где продавалась запрещенная литература, в частности произведения Л.Н. Толстого, со строкой на обложках «Где любовь, там бог». По воспоминаниям дочери геленджичанина Н.А. Анисимова, там можно было часто видеть «…газетчика – рабочего в студенческой форме который продавал нелегальную литературу…». К сожалению, который из братьев она не уточнила.

Интересен факт из донесения жандармского подполковника Николаева по обвинению крестьян Новороссийского округа Киселя и Филиппа Кошмана в преступном деянии: «Крестьяне…Булыгин и… Бардаков… встретили Киселя, который стал предлагать прочесть какую-то афишу, но поискав, таковой у себя не нашел… Кисель, встретив своего знакомого поселянина Филиппа Кошмана у которого попросил афишу, который передал ее Булыгину…» Это афиша оказалась воззванием: «Требуйте прекращения войны». «…Усматривая из действий поселян… Киселя и Кошмана признаки преступления, предусмотренного 3 частью 129 Уголовного Уложения я возбудил по сему делу дознание… Подполковник Николаев».

После поражения революции 1905 года начались репрессии, деятели Крестьянского Союза, братья Кошманы были арестованы 7 марта 1906 года, их судили: Степан Евстафьевич был оправдан, а Филипп Евстафьевич, в 1908 году подвергся заключению в Петропавловскую крепость сроком на один год. О дальнейшей судьбе братьев в музее сведений, к сожалению нет.

В Геленджике живут внук Филиппа Евстафьевича Евгений Евстафьевич Кошман и правнук Олег Евгеньевич Кошман, в Дивноморске правнучка Ольга Евгеньевна.

II глава

На территории нашего курорта помимо юшковских были и другие толстовские общины. В 1905 году между Криницей и Бетой была основана «Коммуна москвичей». Ее основателем был Никифор Ефимович Соловьев. Родился в 1870 году в городе Цареве (г. Волжский) Астраханской губернии, в материально обеспеченной семье. Его кумирами стали Л.Н. Толстой и М.А. Бакунин. Он порывает с семьей, живет самостоятельно, работая грузчиком, писарем. В Москве, закончил курсы бухгалтеров и счетоводов. Работая в одной из московских торговых фирм, выучил немецкий язык. Здесь же сблизился с единомышленниками. В 1903 году под Абином они организовали коммуну на принципах толстовства и анархизма. Но коммунары стали преследоваться властями, поэтому коммуна распалась, как впрочем и «Коммуна москвичей».

Идея образования толстовской общины (третьей) оформилась в 1909-1910 годах. Соловьев Н.Е. прошел по Черноморскому побережью, подыскивая место. Выбор пал на с. Текос. Никифор Ефимович купил 12 участков: 5-6 га пашни; 5-6 га леса. В общину вошли: Иванов, по кличке Евграфович, Михаил Ногин, Павел Одинцов – нелегальные, Вишнегорский, Горшенин, Горбенко – легальные, Колесниковы, Синицкие, Шубин – зубной врач, который прожил в общине недолго (к сожалению, кроме как о Синицких о других общинниках в музее сведений нет). Община полностью находилась на материальном обеспечении Соловьева Н.Е.: оформил недвижимость, купил сельскохозяйственный инвентарь, конные сеялки, жатку, плуги. Был разбит сад (0,5 га), саженцы выписывали из Одессы, питомника Дайберга. Это место в Текосе до сих пор называют «Соловьевский сад». Верным спутником в жизни и помощницей в делах была супруга Ольга Алексеевна Соловьева, в девичестве Васьхова, родилась в 1891 году в Махачкале. В Екатеринодаре окончила Пансион благородных девиц, затем курсы бухгалтеров, которые организовал и преподавал Никифор Евграфович, там познакомились и поженились. Впоследствии Ольга Алексеевна стала учительницей: учила грамоте детей близлежащих селений. В семье было шесть детей: пять девочек и 1 мальчик. Все дети получили прекрасное домашнее образование, помимо основных предметов: математики, русского языка, истории, литературы, физики, химии, биологии и т.д., дети владели несколькими языками, получили музыкальное образование. Несмотря на то, что Соловьевы были атеистами, дети хорошо знали Библию. Потомки Соловьевых живут в Геленджике, являясь образованными людьми, внесли свой вклад в развитие геологии, археологии, электромеханики.

В общине состояли и супруги Синицкие: Владимир Федорович и Анна Васильевна. Как и многие интеллигенты увлеченные идеями Л.Н. Толстого о мирной братской жизни, о великом нравственном смысле хлебного труда, как идеале человеческого общежития, они поселились в с. Текос после 1905 года. В 1910 году стали членами толстовской общины. Владимир Федорович и Анна Васильевна были педагогами. Это были российские интеллигенты, которые стремились жить, не жертвуя своими принципами: помогать нуждающимся, учить детей.

По документам, хранящимся в фондах музея известно, что Владимир Федорович в 20-е годы прошлого века работал в Геленджикском нарсуде, затем заведующим плодовым питомником. В 30-е годы в Геленджикском здравотделе, Кабардинском курортном управлении, Геленджикском морском агент стве, а так же в Анапе, Новороссийске, Туапсе. Других сведений о жизни семьи Синицких нет. Как интеллигенты-толстовцы они занимались культурно-просветительской деятельностью среди населения нашего района.

Помимо просветительской деятельности толстовцы занимались самообразованием, в частности изучали язык эсперанто - самый распространенный из искусственных языков вспомогательное средство международного общения, в переводе на русский язык означает – надеющийся. Создан в 1887 году варшавским врачом Л. Заменгорфом. С 1905 года проводятся международные конгрессы в рамках Всеобщей эсперантской ассоциации. Многие толстовцы были членами этой ассоциации: Виктор Лебрен, который жил в Фальшивом Геленджике. На эсперанто выходили произведения Л.Н. Толстого (в фондах музея хранятся некоторые экземпляры). Толстовцы мечтали о международном человеческом общежитии и построении на всей земле братского общества.

На Михайловском Перевале была основанаобщина «Перевал» в 1916 году. Ее организатором был Иванов Михаил Иванович. В колонию вошли: Заславский С.А., Ярцева А.А., Николаевская В.Н. с дочерью и зятем Бойко А., Горянинов Н.А., Приходько Н.А. – все эти люди находились под надзором полиции. В учении Л.Н. Толстого их привлекала идея о свободном ненасильственном земледельческом труде на благо обществу. Идею о непротивлении злу насилием отрицали, потому что участвовали в той или иной мере в революционной борьбе.

В 1917 году на Михайловском Перевале была основана община «Самарская коммуна». Эти общины распались где-то в 1922 году, по воспоминаниям старейшего жителя Михайловского Перевала Ярцева П.С. «…приехавшие интеллигенты во время голодовки уехали и, как говорится, спасались кто как может…».

Шейерман Владимир Александрович 1864-1939 гг.

Толстовец, помещик Екатеринославской губернии. Его духовное мировоззрение формировали нравственно-религиозные взгляды Л.Н.Толстого. Смысл своей жизни Владимир Александрович видел в улучшении жизни и просвещении народа. В 1905 году в связи с революционными событиями, он написал воззвание призвав соседей-помещиков отдать часть своей земли крестьянам. Обратился к Л.Н.Толстому, который помог опубликовать это воззвание в печати. В качестве личного примера, Владимир Александрович, отдает крестьянам 840 десятин своей земли.

В 1906 году, после разгрома помещичьей усадьбы в соседней деревне, Шейермана несправедливо арестовали по обвинению в подстрекательстве крестьян и выслали за границу без права поселения по месту жительства.

В начале 1907 года, он вернулся, и вместе с братом основал земледельческую колонию в Екатеринославской губернии, но просуществовала она недолго.

Затем, где-то в 1909-1910 годах В.А.Шейерман основал толстовскую общину на Михайловском перевале. По воспоминаниям старейшего жителя Михайловского перевала Ярцева П.С. «…Община находилась на нижней поляне вверх от скульптуры «Наташи». Сохранился колодец, которым пользовались общинники. К сожалению, мы не знаем кто помимо Владимира Александровича состоял в общине. Можем только предполагать, что это были интеллигенты, которые занимались сельским хозяйством культурно-просветительской работой среди крестьян. Были вегетарианцами, т.к. насилие над животными и употребление мясной пищи считали злом. О жизни в общине Шейерман писал Толстому: «…Мы как-будто отделяем себя от других людей, нам не сочувствующих или враждебных. В этом ошибка»… На конверте этого письма Толстой написал: «Прекрасное письмо Шейермана».

Многие толстовцы уже тогда стали задумываться над тем, что жизнь в общине это не выход из духовного кризиса, в котором оказалась русская интеллигенция конца XIX- начало XX веков.

В 1909 году Шейерман посетил Л.Н.Толстого в Ясной поляне (это посещение писатель отметил в своем дневнике от 17 января 1909 года). В письме к Попову Е.И. (толстовец, литератор) от 12.02.1910 года он писал о Шейермане: «Думаю, ваше намерение поехать к Шейерману (на Михайловский перевал) очень хорошо. Я знаю Шейермана, он мне внушает и уважение и любовь, и потому думаю, что вам у него будет хорошо, вы же будете наверное полезны его детям… Л.Толстой».

Личность Шейермана не только располагала к себе Льва Николаевича. Знаменитый русский философ Н.А.Бердяев писал о нем: «Сам Владимир Шейерман был чудный человек, кристально чистый, исключительно преданный исканию праведной жизни. Его толстовство не было узкосектантским и удушливым, как у многих других. Я очень люблю Толстого, но не люблю толстовцев».

После революции 1917 года он эмигрировал, т.к. принципиальный противник насилия, он не мог принять кровавую революционную борьбу. Известно, что внучка Владимира Александровича передала в государственный музей Толстого три подлинных письма Л.Н.Толстого к Шейерману и его воспоминания: «Нечто о Толстом, в связи с моими исканиями».

У нас на курорте память о В.А.Шейермане осталась в местном географическом названии: урочище «Ширмана». В своей книге «Наша русская Ривьера» - Майкоп, 2012 г., М.М.Осичева писала: «К югу от верхней точки Михайловского перевала в предгорье горы Михайловки, находится водоносное урочище «Ширман», обозначенное на многих картах, включая туристические»… Толстовское движение представляло собой значительную часть в духовной истории России с 80 годов XIX века по 30-е годы XX века, когда толстовство, как организованное движение было полностью уничтожено…

Наживин Иван Федорович 1874-1940 гг.

В начале XX века, несмотря на то, что наш курорт был провинциальным селением, здесь отдыхали и жили люди, которые впоследствии составили славу русского искусства. Иван Наживин – русский писатель, почти сто лет его имя было в забвении. Автор более 40 исторических романов и публицистических статей. Писатель неординарный, независимый и очень противоречивый. Суть его натуры можно определить как одержимое правдоискательство, видимо, поэтому во все времена своей жизни он был так неугоден власть держащим.

Почти десятилетие он наездами жил у нас на курорте в Бете, старое название Широкая щель. Правдоискательство привело его к религиозно-философскому учению Толстого. Домашний врач Толстого Душан Маковицкий писал о нем: «Он заехал по пути на Кавказ, едет покупать землю. Август, 1908 Наживин вернулся из Сочи, решил осесть в колонии толстовцев и поручил купить землю для себя и построить дом. …Наживин был у нас, рассказал, что нашел живописный уголок под Геленджиком, там тоже есть колония «Криница…».

«…Домик Наживина находился на расстоянии 200-300 м от криничанского кладбища. Наша семья жила около 2-х лет (1924-1926 гг.) в доме Наживина. Взрослые говорили, что писатель очень суров в семье. Здесь у него умерла дочь…», - писала в своих воспоминаниях Лидия Степановна Тимакова – геленджичанка, родилась в Кринице. Ее родители А.С.Медвежова и отец С.Н.Медвежов были воспитанниками общины «Криница».

О жизни Наживина до революции у нас на курорте сохранились лишь отрывочные сведения. Как и все толстовцы занимался сельскохозяйственным трудом: сажал огород, занимался садоводством и виноградарством. Был знаком с криничанами, толстовцами, в частности с Ефимом Бровко. Вел активную переписку с Л.Н.Толстым: «О себе могу сказать, что в последнее время стал себя чувствовать душой много лучше (особенно после свидания с вами)…». О нашем курорте он напишет в книгах: «Красные маки. Мой дневник», «Моя исповедь», «Записки о революции», «Накануне. Из моих записок». Эти произведения для краеведов являются первоисточниками, из которых мы узнаем о тех событиях, которые происходили в нашем районе в период 1908-1920 годах. Жизнь его была очень сложной и противоречивой. Революцию, как и многие толстовцы не принял, в 1920 году эмигрировал, в 1940 году умер в Брюсселе.

Завершая повествование можно отметить, что воздействие личности Толстого на духовную жизнь жителей нашего курорта трудно переоценить. В окрестностях села Береговое на Анненском шоссе (Новороссийско-Сухумское), пастух, скульптор-самоучка Федор Давыдов высек из огромного куска камня бюст графа Л.Н.Толстого. В имении «Квантун», генерала Вершинина, был поставлен гипсовый памятник Толстому. На котором были такие слова: «Работайте на лоне природы. И будьте святы и чисты сердцем».

В газете «Черноморское побережье» от 3 сентября 1903 года находим заметку: «Местной интеллигенцией Геленджика послано графу Л.Н.Толстому приветствие, по случаю исполнившегося 75-летия его жизни. Телеграммой следующего содержания: «Приветствуем дорогого учителя, желаем здравствовать на счастье людям…».

Перед нашим мысленным взором прошли судьбы толстовцев, которые жили здесь почти сто лет назад. Возможно, они были мечтателями-утопистами, считая что их жизнь и труд помогут построить на всей земле братское общество, свободное от насилия. Русский философ Н.А.Бердяев писал: «Русская интеллигенция есть совсем особое, лишь в России существующее, духовно-социальное образование… Интеллигенция есть идеалистический класс, класс людей, целиком увлеченных идеями и готовых во имя своих идей на тюрьму, каторгу и на казнь».

Старший научный сотрудник отдела фондов Т.А. Небиеридзе

Предыдущая запись
ФРОНТОВЫЕ ПИСЬМА.

ФРОНТОВЫЕ ПИСЬМА.

Эти письма эпохи войны,

Что хранятся в семейных архивах,

На бумаге налет желтизны

И протерты до дыр на изгибах.

Эти письма эпохи войны,

Как...

Подробнее
Следующая запись
День воинской славы России. День снятия блокады города Ленинграда (1944г.)

День воинской славы России. День снятия блокады города Ленинграда (1944г.)

Праздник 27 января отмечается в нашей стране, как День воинской славы...

Подробнее
Министерство культуры Российской Федерации
Министерство культуры Краснодарского края
Золотое кольцо Боспорского царства
Год театра в России
Сокровища геленджикского музея