Из истории дома отдыха Черноморской окружной страховой кассы

20 марта исполняется 95 лет (1919-2014) со дня подписания декрета Совета Народных Комиссаров «О лечебных местностях общегосударственного значения», подписанного председателем СНК В.И. Лениным. Это документ, провозгласивший национализацию курортов, стал важной вехой в истории нашей страны, в том числе и Геленджика. Согласно этому документу, 9 апреля 1920 года Кубано-Черноморский революционный комитет образовал курортную комиссию, которая определила Геленджик как климатический курорт общегосударственного значения для больных малокровием, расстройством нервной системы, легкой и средней форм туберкулеза. Для организации курортного дела в Геленджике создается Геленджикско-Новороссийское курортное управление (КУРУПР), директором которого был назначен врач Николай Васильевич Евменьев. Несмотря на серьезные финансовые и организационные трудности, к концу 1930 годов в Геленджике было создано более 30 лечебно-оздоровительных учреждений.

Документов и материалов о первых непростых шагах создания советского курорта Геленджик сохранилось чрезвычайно мало. На этом фоне особую ценность представляет уникальный фотоальбом «3-х летие дома отдыха Черноморской окружной страховой кассы 1924-1926 г.», позволяющий в мельчайших деталях воссоздать малоизвестные страницы истории развития нашего курорта в 1930 гг. Любопытна история альбома. В годы Великой Отечественной войны на территории дома отдыха «Фальшивый Геленджик» (ныне санаторий «Дивноморское») базировалась 2-я бригада торпедных катеров. В 1946 году командир этой бригады Борис Михайлович Першин случайно обнаружил этот альбом на чердаке одного из строений дома отдыха. Спустя много лет через контр-адмирала Виктора Трофимовича Проценко, он передал альбом в фонды Геленджикского музея. В твердом переплете, потертой темно-вишневой обложке, на серых картонных листах альбом содержит несколько десятков интереснейших фотографий и машинописный текст – обстоятельный отчет о деятельности дома отдыха Черноморской окружной страховой кассы (ЧОСК) за 1924-1926 гг. Впервые увидев альбом, я не смогла от него оторваться. Простым лаконичным языком в мельчайших подробностях в альбоме отражены важные сферы деятельности здравницы: организация лечебной службы, питания, культурно-просветительской работы. Подпись автора отчета не сохранилась, можно лишь предположить, что альбом был составлен по просьбе руководителя Черноморской окружной страхкассы Алексея Гавриловича Белозерова – одного из организаторов дома отдыха ЧОСК. Прекрасным дополнением к тексту стали фотографии с видами спальных корпусов, интерьерами столовой, лечебных кабинетов, сюжетные фотографии ярких моментов жизни пациентов. Атмосферу тех лет легко воссоздать просто по названиям фото: «Принятие шефства над юными пионерами», «Трудопроцессы на винограднике», « Лошади поданы».

Из отчета стало известно, что земельный участок под дома отдыха был взят в аренду Страхкассой в марте 1925 года (где он был организован до этого – неизвестно). За короткий период были отремонтированы 10 зданий для проживания отдыхающих, оборудована своя электростанция, проведен ремонт водопровода, благоустроен фруктовый сад. Дом отдыха принимал на отдых и лечение рабочих и служащих – членов профсоюза ЧОСК из г. Новороссийска. Основными диагнозами пациентов были « неврастения легкой и средней степени, анемия, упадок питания, хроническая малярия, расстройства сердечной деятельности». Первоначально применялось только климатолечение, но, как отмечает автор «большинство отдыхающих - с расшатанным здоровьем (последствия войны, голода, тяжелых условий труда и быта) нуждается не только в отдыхе, но в физических методах лечения». В 1926 году здравница стала домом отдыха санаторного типа, где была создана уникальная для того времени лечебная база. Список лечебных процедур просто впечатляет. В электрокабинете к услугам отдыхающих были статистический душ (токи Франклина), лампа Минина (синий свет), 4-х камерные и световые ванны. Водолечебница представляла широкий спектр пресных, морских, паровых, углекислых ванн и лечебных душей (дождевой, игольчатый, восходящий, пыльевой; душ Шарко, душ Шортладский, душ Мантель). Также были открыты грязелечебница, лаборатория для исследования крови, мокроты; зубоврачебный кабинет, где проводилось «лечение десен и чистка зубов».

Большое внимание уделялось физкультуре. При врачебном осмотре каждый отдыхающий в зависимости от состояния здоровья и профессии определялся в определенную группу для занятий физкультурой. Распорядок дня был расписан буквально по часам. По утрам после легкого завтрака ( кружка простокваши с хлебом) под руководством инструктора проводились занятия с элементами ходьбы, бега и упражнений. В 10 часов – массовое принятие солнечно-воздушных ванн, обтирания и морские купания. С 11 до 13 часов - принятие лечебных процедур, пешие прогулки в живописные окрестности селения. Затем обед, послеобеденный отдых. После чаю – с 5 до 7 вечера - массовые игры на открытом воздухе под контролем врача. Крайне любопытны комментарии автора. Вот как он отзывается о влиянии спортивных игр: « Нет речи, что эти игры являются наилучшим противоядием от бездействия, бесцельного шатания и скуки отдыхающих». Важной частью режима была трудотерапия: уборка сена, уход за клумбами, работа на виноградниках. Отдыхающие принимали непосредственное участие в благоустройстве здравницы, своими силами оборудовали площадки для занятий и игр, летнюю сцену с декорациями. Отдыхающий скульптор-самоучка Натальченко создал памятник «Рабочий на отдыхе», бюсты К.Маркса, В.И.Ленина, Ф.Э.Дзержинского, которые совместными усилиями были отлиты в цементные формы и торжественно установлены на территории здравницы.

Затрагивая вопрос об организации питания, автор отмечает, что в 1924 году преобладало ошибочное стремление к обильной и изысканной пище. Питание было 5-ти разовым. В меню входило мороженое, пирожное, какао, о которых в обычной жизни многие рабочие даже не мечтали. В 1925 году изысканные блюда исключили, в основу питания лег простой и сытый стол, было введено диетическое питание. Для разнообразия пищи рабочих, привыкших к «объемистой пище», к еде добавляли «растительные вещества», увеличивающие порции и дающие ощущение сытости. Мясо, хлеб и масло привозили на лошадях из Геленджика. Часть продуктов закупалось большими партиями в Новороссийске и доставлялось в здравницу на баржах. Договор на доставку продуктов был заключен с местным комитетом Взаимопомощи. Перебои в снабжении продуктами были лишь на молоко, сметану, творог и зелень.

Отдых на курорте трудно представить без организации «культурно-просветительской работы». В кабинете тихого чтения отдыхающие могли почитать свежие газеты, поиграть в настольные игры. На стенах были развешены портреты вождей мирового пролетариата, лозунг « Под знаменем науки к здоровому труду!». Большое внимание уделялось политической работе, торжественно отмечались новые советские праздники - День Конституции СССР, Международный юношеский день. Традиционно в здравнице организовывались «вечера самодеятельности», постановки спектаклей, по пьесам, написанным самими отдыхающими, постановки санитарно-просветительных судов, концерты и выступления приезжих артистов. На эти вечера приглашались и местные жители, им разрешалось пользование библиотекой и читальней, отпускались процедуры в водоэлектролечебнице. Дом отдыха в те годы был единственным местом культурного отдыха всего селения, став «образцом культурной, здоровой и коллективной жизни». Отдыхающие оказывали шефскую помощь юным пионерам Фальшивого Геленджика. На средства, собранные с отдыхающих по подписным листам к 7-ой годовщине Октябрьской революции, были закуплены пионерские галстуки, учебники, по спецзаказу пошиты костюмы и ботинки. Пионеры приглашались на вечера, прогулки и празднества по поводу политических событий, для них готовились специальные детские номера. Именно через это общение усталых и больных рабочих на отдыхе с пионерами, - отмечает автор, - укреплялась смычка города с деревней.

Доброй традицией был выпуск каждой сменой юмористической стенгазеты «Гамак» с рисунками и карикатурами, посвященной дому отдыха, его порядкам и режиму. Так, одна из групп оставила своеобразное завещание, перефразировав ленинский декрет: «Оставленное после нас движимое и недвижимое имущество в виде хорошего воздуха, солнца, стенгазеты, бодрого здорового духа коллективизма - передаем в полное ваше распоряжение. Берегите его пуще глаза своего. Если кто из отдыхающих по доброй воле или злому умыслу будет расхищать оставленное нами имущество, тот будет отлучен от лона тружеников и передан на покаяние в свой «местком»».

К 1926 году в доме отдыха работало 235 человек. Среди них главный врач, 2 физиотерапевта , педиатр, зубной врач, 3 медсестры, завхоз, кладовщик, кастелянша, 4 прачки, электромеханик, кучер, садовый рабочий, кочегар, бухгалтер, счетовод, делопроизводитель, повар, судомойка, рабочий кухни, сестра-хозяйка буфета, официант, посудницы.

Автор завершает свой отчет рекомендациями по улучшению работы дома отдыха, делая главный вывод: «Опыт деятельности дома отдыха санаторного типа ЧОСК убеждает нас в чрезвычайной необходимости организации подобных учреждений, являющихся могучим орудием в деле восстановления здоровья трудящихся, успешного ремонта профессионально поврежденного организма».

Вот так фотоальбом, случайно обнаруженный на чердаке, стал раритетом Геленджикского музея. Глазами людей, принимающих непосредственное участие в становлении курорта, он помог нам узнать ценнейшие сведения из жизни отдыхающих одной из первых советских здравниц. Сегодня этот альбом прекрасное доказательство того, что в 1920-1930 годы, благодаря поддержке государства и самоотверженной работе на местах, - от руководителя до простого рабочего, при активной помощи самих отдыхающих, была проведена серьезная работа, заложен фундамент для будущего развития санаторно-курортного дела в Геленджике.

Предыдущая запись
День воинской славы России. День снятия блокады города Ленинграда (1944г.)

День воинской славы России. День снятия блокады города Ленинграда (1944г.)

Праздник 27 января отмечается в нашей стране, как День воинской славы...

Подробнее
Следующая запись
Традиции и новации «Ночи музеев в Геленджике»

Впервые «Ночь музеев» была проведена в Берлине в 1997 году, посвященная Международному дню музеев, который во всем мире отмечается 18...

Подробнее